На краю обрыва.
На краю обрыва.
К.Кузьмин (Рыболов-клуб № 4 / 1998 г.)

При серьезном отношении к рыбалке ее можно рассматривать с трех точек зрения: как искусство, как науку и как спорт. Человеку творческому из названного ближе первое, людям с аналитическим складом характера — второе, если же у вас в крови азарт и стремление к лидерству, то рыбалка для вас — это прежде всего спорт.

Не могу сказать, что я совершенно не азартен и напрочь лишен духа состязательности, но все же к спортивной стороне рыбной ловли я отношусь ровно, а соревнования, на которых несколько десятков дюжих мужиков занимаются только лишь тем, что "душат" ерша да уклейку, и вовсе вызывают улыбку.

Впрочем, спортивная сторона в рыбалке — это не только кто кого переловит. По аналогии со многими другими видами спорта, здесь бывает и прагматичная работа на результат, и зрелищная игра на публику — как, например, в футболе есть сверхрациональный стиль, который исповедует сборная Германии, и эффектно-техничная манера игры, свойственная латиноамериканцам.

В рыбалке рационализм дает выраженный в "хвостах" и килограммах результат, тогда как противоположный подход не всегда обеспечивает материальную отдачу, зато позволяет получить массу надолго запоминающихся впечатлений.

Та рыбалка, что убедила меня взяться за перо, состояла из двух абсолютно не похожих друг на друга "таймов". В первом я ловил судака, во втором — голавля и жереха. В первом поймал с десяток " хвостов", во втором — почти ничего, однако...

В этот день по первоначальному плану я не намеревался ловить никакой иной рыбы, кроме судака. Судак же целиком и полностью оправдывал ожидания и то и дело "кусал" поролонку и твистер — как это, собственно, и должно было быть в начале лета, когда у него наблюдается продолжительный и весьма активный посленерестовый жор.

Даже успешная рыбалка с какого-то момента начинает надоедать, если сегодня все повторяется по тому же сценарию, что и вчера или неделю назад. И тогда вы готовы пойти на менее гарантированный по результату вариант — лишь бы в нем присутствовал элемент новизны.

Рядом с рекой находится большой песчаный карьер. В прежние годы я ловил в нем жереха, однако в последнее время из-за браконьерского беспредела рыбы в карьере поубавилось, и жереха это коснулось в первую очередь. Поэтому в последние два-три года специально за этой рыбой я уже не ездил. Но тут во мне вдруг "вспыхнула старая любовь", и я решил проведать того хищника, которого некогда предпочитал любому другому.

Карьер, как многие другие водоемы этого типа, представляет не очень живописное зрелище: крутые, местами почти отвесные берега, кое-где чахлый кустарник и нагромождение металлолома — то, что осталось от брошенных судов и роющей техники. Зато много воды, глубокой и относительно чистой.

Этой весной вода долго не спадала, и даже теперь, уже в июне, ее уровень был гораздо выше летнего стандарта. А потому вода подступала вплотную к береговому обрыву, и, выйдя на самый край, можно было почти прямо под собой видеть греющихся на солнце рыбешек.

Если вы знакомы с моей книжкой об охоте на жереха, то, возможно, помните основную суть главы "Ловля с наводчиком". Ловят двое: один располагается у самой воды, т.е. внизу, а его помощник — сверху на обрыве. Он ("наводчик") выполняет вспомогательную функцию: наблюдает за водным пространством и, если замечает жереха, руководит действиями своего напарника, давая тому "наводку", куда следует забрасывать. Получается своеобразный симбиоз: один видит рыбу, но ловля для него сопряжена с проблемами, ибо находится он в десятке метров над уровнем воды; другой под водной поверхностью ничего не видит, зато заброс, проводка и вываживание ему даются очень легко; вместе же они являют собой пример взаимовыгодной кооперации...

На сей раз на помощь наводчика рассчитывать не приходилось, так как я оказался на водоеме в полном одиночестве. Для начала я решил просто присесть на краю обрыва и понаблюдать за происходящим.

В моем распоряжении оказались поляризационные очки, и здесь они были отнюдь не данью моде. Законы оптики таковы, что поляризационными фильтрами удается убрать немалую долю "паразитных" бликов, отражающихся от водной поверхности и мешающих видеть то, что происходит под ней. Важно отметить, что эффективность поляризационных фильтров снижается по мере уменьшения угла между поверхностью воды и направлением визирования, поэтому для человека, который стоит у самой воды и тем более ловит взабродку, радиус эффективного действия очков — порядка 10-15 м, в то время как значительное возвышение над поверхностью позволяет увеличить эти цифры в несколько раз.

Итак, что же мне удалось увидеть? Первое, что бросилось в глаза — это молодые голавли. Размером чуть больше крупной уклейки, они, повиливая своими темными хвостиками, неторопливо проплывали как под самым берегом, так и чуть поодаль. Иногда среди них появлялись особи уже вполне "товарного" веса — порядка полкило или чуть больше. Или же сообщество красноперых голавлей разбавляли светлосерые (такими они видятся сверху) жерехи, опять же большая часть из них — "детсадовского" возраста.

Однако среди жерехов разброс по размерам был гораздо больше. Вот в поле зрения попал жерешок весом под килограмм, а вскоре я заметил и еще более крупного. Голавли-недомерки, это было хорошо видно, предпочли убраться с его пути.

Все это было мне давно знакомо. Когда-то я основательно заинтересовался жерехом и провел немало часов, наблюдая за его поведением. Однако от того, что предстало передо мной спустя несколько минут, я испытал чувство глубочайшего изумления.

В небольшой заводине у самого берега плавал форменный "монстр"! Мне довелось переловить несколько десятков по-настоящему крупных жерехов, самый большой из которых весил около 6 килограммов, но такого даже видеть не приходилось — ни здесь, в Подмосковье, ни даже на Нижней Волге. Жерех, пойманный на Оке Владимиром Андрюничевым, имел вес 6,2 кг и явно уступал этому.

Крупный жерех растет не столько в длину, сколько в ширину и в толщину. Судить о ширине, глядя сверху, затруднительно, толщиной же "монстр" походил на отъевшегося кабанчика. Я оценил его вес в 8 кг, но это, как принято говорить в математике, была оценка снизу. Если бы жерех потянул на все десять, это не вызвало бы у меня особого удивления.

Вы, должно быть, уже успели догадаться, что воспользоваться весами мне так и не пришлось. Гигантский жерех скорее всего и по сей день цел-целехонек, но шанс у меня тогда все-таки был!

Жерех медленно плыл от берега. Я перебросил его метров на пятнадцать и начал неторопливую подмотку. Когда приманку и рыбу разделяло уже не более трех метров, жерех резко ускорился, зашел сбоку и ударил по блесне. Я видел атаку от и до, ощутил мощный толчок, а спустя пару секунд жерех невозмутимо плыл в прежнем направлении...

Испытывая смешанные чувства (поклевка все же состоялась, но, увы, в судьбе жереха она ничего не изменила), я потерял бдительность и "зевнул" вторую поклевку. Когда блесна была уже у самого берега, за ней выскочил другой жерех (поменьше, но килограмма под три в нем было) и нагло "боднул" мой "Кастмастер".

В последующие несколько минут я приходил в себя. А когда перестали дрожать пальцы, и пришел в норму пульс, я сказал себе, что без жереха не уеду. И хотя данное самому себе обещание я сдержал, пойманный в конце концов 600-граммовый жерешок никак не отражал того количества поклевок и ложных атак, что мне довелось увидеть своими глазами.

Полученный мною в тот день опыт ловли с обрыва не был для меня откровением. Я и раньше иногда исхитрялся выловить одного-двух жерехов, стоя сверху на бугре, но считал эти эпизоды свидетельством собственной лени: не хотелось по много раз за день спускаться с обрыва вниз, а потом карабкаться обратно. До этого я пребывал в полной уверенности, что ловля в нижней точке и удобнее, и результативнее. Теперь же я понял, что немало потерял, стремясь быть ближе к воде.

Попробуем систематизировать этот вид ловли и кратко остановиться на основных моментах, отличающих его от более привычных всем нам методов.

Водоемы

Я ловил этим способом только в пойменных песчаных карьерах и только в тех из них, что имеют постоянную связь с рекой через протоку или канал. Это и не случайно: у карьеров большей частью высокие, обрывистые берега, а протока позволяет рыбе мигрировать из реки в карьер и обратно — как следствие, в карьере почти всегда больше жереха, чем в его окрестностях на самой реке.

В Подмосковье таких водоемов не менее десятка. Ближе всего — Рублевско-Мякининские карьеры — правда, их берега лишь местами удобны для ловли этим способом. Из тех водоемов, что находятся в пойме Оки, интерес представляют Белопесоцкий затон (напротив Каширы) и Ланьшинский карьер (выше Серпухова). Затон ближе и доступнее, но жерех в нем запуганный, и днем здесь очень много купальщиков. В Ланьшине поймать жереха проще, только вот временами там работает земснаряд, отчего вода становится мутной, а жерех прекращает брать.

Погода и гидрорежим

Идеальны для ловли теплые солнечные дни с полным штилем. В такую погоду верховая рыба наиболее активна, а отсутствие ветра расширяет наши возможности при выборе места. Когда поднимается ветер, приходится ограничивать район ловли подветренным берегом.

Облака затрудняют наблюдение за рыбой. В погожий летний день облачность начинает появляться часов с двенадцати, да и ветер до этого времени обычно слабый. Поэтому первая половина дня предпочтительней для ловли.

При высоком уровне вода подступает к самому обрыву, при низком — под ним оголяется полоса отлогого песчаного берега, рыба находится дальше от точки наблюдения, следить за ней сложнее. Поэтому высокий уровень удобнее для ловли, чем низкий.

Самый любопытный момент приходится на то время, когда после сильных дождей вода резко прибывает. При этом в реке она сильно мутнеет, а в карьере остается прозрачной. Жерех и голавль, как и положено, с прибылью воды подходят еще ближе к берегу; вы выглядываете из-за кромки обрыва и видите крупную рыбу почти под собой!

Снасть

Удилище легкого класса, которым мы обычно ловим жереха и голавля, на сей раз может оказаться недостаточно мощным. Особенности ловли диктуют необходимость использовать прочную леску, под стать которой должны быть удилище и катушка.

Имейте в виду, что принятое деление катушек на силовые и скоростные по передаточному числу, вообще говоря, неверно. Катушка может иметь высокое передаточное число и, тем не менее, приличную тягу. И наоборот, при низком передаточном числе — заклиниваться при вываживании 1,5-килограммового жереха.

Я для ловли с обрыва беру с собой либо старую "Daiwa Emblem 3500", либо "Dia Aswell 400" — у этих катушек все в порядке с тяговым усилием. А то ставлю классическую мультипликаторную катушку ("Quick LC 2000" или "Tour Edition").

Приманка

Своих первых двух жерехов с обрыва я поймал на "вертушку" с увесистым грузилом спереди. Было это лет двадцать назад на Белопесоцком затоне. Тогда я не высматривал жереха, а просто, сидя на бугре, бросал "на дурака" в произвольных направлениях.

Больше на "вертушку" мне не удалось поймать ни единого "хвостика" — даже голавль, для которого вращающаяся блесна считается лучшей приманкой, не обращал на нее никакого внимания.

Ни к чему не привели эксперименты с воблерами. Работоспособными проявили себя приманки двух типов: это колеблющиеся блесны и джиги. На первом же месте, и это закономерно, оказался "Кастмастер". Здесь роль сыграли не его полетные качества, а особенности игры на замедленной проводке и при остановках. Что любопытно, "Кастмастер" при такой ловле очень решительно берет не только жерех, но и голавль.

Некоторые другие блесны немногим уступают "Кастмастеру", только каждая из них ведет себя по-своему и, меняя блесны, приходится корректировать проводку.

Джиговые приманки также привлекают голавля и жереха, но, в отличие от тех джигов, на которые ловят чисто ступенчатой проводкой у дна, эти чаще ведут равномерно, и большинство хваток приходится на хвостовую часть, поэтому здесь уместны джиговые головки с длинными крючками.

Заброс, проводка, поклевка

Если вы заметили жереха или голавля, не торопитесь — едва ли он в считанные мгновения исчезнет из виду; забросить вы успеете. Больше всего поклевок случается на тех забросах, когда блесна падает довольно далеко от рыбы, а потом пересекает путь ее движения в метре от головы. Самой же результативной бывает встречная проводка, но только не чисто лобовая, а параллельная — как в движении поездов по соседним путям. Поэтому иногда бывает полезно выждать некоторое время и бросать в тот момент, когда жерех будет удаляться от вас. Темп проводки по понятным причинам при ловле с обрыва должен быть замедленным — иначе блесна будет скользить по поверхности, а это в нашем случае поклевок не прибавит. Ручку катушки вращают раза в два-три медленнее, чем это обычно делают при ловле с нижней точки. Иногда подмотку вообще останавливают на секунду-другую, и блесна или джиг идет вниз.

Согласитесь, нечасто спиннингисту приходится воочию наблюдать реакцию хищника на приманку. Она в своих проявлениях бывает очень неоднозначной, а именно:
1) защитная — с приближением блесны рыба от греха подальше шарахается от нее; так ведут себя мелкие жерешки и особенно голавлики весом до 250-300 г;
2) безразличная — рыба никак не показывает своего интереса к приманке, даже если та проходит перед самым ее носом;
3) легкий поворот — хищник явно заметил блесну и выдал это своим движением, но тут же он возвращается на прежний курс;
4) холостой бросок — дело доходит не только до разворота, но и до атаки, однако в последний момент осторожность все же берет верх;
5) контактная — это уже полноценная поклевка, она, правда, может оказаться и пустой, но чаще рыба капитально садится на крючки.

Должен заметить, что на одну нормальную поклевку приходится по два-три холостых броска и с десяток еще менее примечательных фактов внимания (или невнимания) хищника к блесне. Но даже если вам удастся взять за день всего лишь пару "хвостиков", то, с учетом увиденного множества атак и боевых разворотов, общее от рыбалки впечатление будет на высоте. В разные дни хищник проявляет неодинаковую активность. Бывает, что жерех постоянно "бьет" — то здесь, то там слышны всплески. А в другой раз жерех просто гуляет у поверхности, и всплесков почти нет. Активный жерех охотнее хватает блесну, идущую горизонтально. Пассивный, он скорее возьмет во время остановки. Внешне это выглядит так. Вы ведете блесну ровно, а когда до рыбы остается полтора-два метра, останавливаете подмотку. Блесна (особенно "Кастмастер") с легкими колебаниями идет вниз и немного в сторону. Вдруг совсем рядом вы видите отблеск наклонного силуэта хищника и тут же ощущаете поклевку. Для голавля этот вид поклевки и вовсе является основным.

Вываживание

Эти наиболее слабое место при ловле с обрыва. Я вынужден признать, что у меня были самые призрачные шансы взять того жереха-монстра, которого еще долго буду помнить. Даже если бы он намертво сел на все три крючка. Справа и слева из воды торчали кусты, и едва ли столь крупный жерех, как послушная собачонка на поводке, пошел бы в узкий прогал между ними.

Рыбу поменьше (килограммов до полутора-двух) силовой катушкой удается "продрать" сквозь ветки и даже поднять на прочной леске наверх. Через пару дней в том же самом месте взял голавль весом под килограмм. Я не дал ему ни секунды, чтобы опомниться, и спустя несколько мгновений голавль уже подпрыгивал на травке на вершине обрыва.

Сильнее всего при вытаскивании рыбы мешают не подтопленные кусты, а прошлогодние растения типа полыни, чертополоха и т.п. За них часто цепляется леска, и рыбу удается в лучшем случае вывести на самую кромку берега. Тут уже приходится откладывать снасть и спешно "десантироваться" вниз.

Здесь стоит заметить, что всевозможные сложные оснастки, представляющие собой сочетание двух блесен или блесны с вабиком, хороши при других способах ловли жереха, а в нашем случае от них надо отказаться, поскольку лишние крючки то и дело цепляются — обидно потерять только из-за этого уже почти пойманную рыбу.

В заключение напомню один простой прием, облегчающий вываживание жереха и других карповых рыб. На несколько секунд голову рыбы приподнимают над водой — стоя на верхней точке, это сделать нетрудно. Глоток воздуха для жереха — как легкое снотворное: он на какое-то время "дуреет", и взять его становится проще.

P.S. Я пытался было проиллюстрировать эту публикацию не только теми снимками, которые вы видите, но и изображениями непосредственно плавающих у поверхности голавлей и жерехов. Однако оптика "Зенита" и среднего пошиба "мыльницы" все же уступает человеческому глазу, да и, как бы нам ни пытались привить любовь к фотоохоте, охота живая, спиннингом, куда интереснее. Поэтому меня хватило минут на десять, и, как только поблизости вырисовался жерех, я тут же отложил аппарат и взял в руки снасть. При этом я настоятельно рекомендую, если вы окажетесь на карьере, где много жереха или голавля, занять позицию на главенствующих высотах и просто какое-то время понаблюдать за происходящим внизу. Уверен, скучать не придется.